Nord Bird

Уже имея дело с тем или иным брендом, мы впоследствии совершенно не задумываемся, каким же должен был быть его создатель и вдохновитель. А какие могут быть варианты? К гадалке не ходи: это прирожденный лидер, яркий индивид с четким планом действий, неиссякаемой энергией, способностью все успевать и быть в тренде. Так ведь? Браво – значит реклама делает свое дело.

Все не то, чем кажется, скажу я вам. Эта трогательная и мотивирующая история может подтолкнуть вас к пересмотру ваших взглядов на развитие личности. Начиная у истоков неизведанного и причаливая к полному осознанию себя, ты идешь на риск, бросая вызов прежде всего себе. Но на этом пути важно не потерять индивидуальности и внутренней гармонии. В который раз я восхищаюсь – и убеждаюсь в том, что человек гибок и изобретателен. Нужно только захотеть!

Помнишь ли ты, когда к тебе пришла идея основания мастерской? С чего все началось?

Довольно много факторов повлияло на решение о создании NordBird. Был пройден долгий путь поиска себя. Меня всегда тянуло к творчеству: я пыталась рисовать, фотографировала, шила игрушечных медведей. Но однажды моя коллега по основной на тот момент работе познакомила меня со своей тетей, которая занимается индивидуальным пошивом одежды. Так случилось, что она живет в соседнем со мной доме. Мы начали часто общаться, и целый год она вдохновляла меня своими работами. Во мне начала зарождаться мысль о том, что я хочу научиться шить. Мне всегда сложно сделать первый шаг, поэтому мне нужен был «волшебный пинок». В моем случае это был неудачный заказ платья в интернете. Получив заказ, я так разочаровалась в качестве пошива, что в ближайшие выходные – а точнее новогодние каникулы – я села и сшила платье по готовой выкройке из журнала. Процесс оказался очень увлекательным, и я решила продолжить самообучение. Через несколько месяцев результат превзошел все мои ожидания – и я решила создать NordBird. Кстати, 7 марта NordBird исполнится четыре года...

Первое время "северная птичка" была моим хобби, которое затем переросло в любимое дело. 

Первое время «северная птичка» была моим хобби. Но с течением времени она переросла в любимое дело, которое стало тяжело совмещать с основной работой. Порассуждав о смысле бытия, я решила уволиться и начать заниматься тем, что мне нравится, чтобы в старости не жалеть о том, что мне не хватило смелости сделать шаг в сторону счастья.

Почему именно Nord Bird? С чем ассоциируется название?

Я долгое время жила за полярным кругом в городе Мурманске и часто бывала в Норвегии. Моё самое яркое воспоминание – это путешествие на север Норвегии. Я запомнила дорогу через горы – когда с одной стороны скалы, а с другой обрыв, – запомнила вкус северной клубники и уютные домики. С тех самых пор я безгранично люблю Скандинавию и раз в год стараюсь путешествовать по северным странам. Так и была придумана первая часть названия – Nord. Вторая часть, слово Bird, была известна изначально: мне хотелось почтить память мамы, в девичестве у нее была «птичья» фамилия. А так как я изучала в университете два языка, то первая часть названия на французский лад, а вторая – на английский.

Помнишь первое время существования NordBird, как все начиналось? Сразу ли сложилась команда, кто помогал? Какие положительные моменты тебе запомнились больше всего, и с какими трудностями пришлось столкнуться?

Изначально у меня не было швейного образования, и первые два месяца я шила одну и ту же модель платья, отрабатывая технологию пошива и аккуратность – как и все, я начинала с готовых лекал. В дальнейшем я прошла курсы конструирования и технологии пошива как женской, так и мужской одежды. Помню, как мы с подругами собрались в студии для съемки первого видео, за что я бесконечно благодарна своему другу и по совместительству хорошему видеографу Георгию Маглакелидзе, который помог отснять первый видеоролик. Благодаря поддержке мужа через несколько месяцев я уволилась с основной работы (около 10 лет я проработала в банковской сфере) и начала больше времени уделять своей «северной птичке». Тогда появилась моя первая мастерская, где я проводила все свое время, придумывала и отшивала первые модели и куда можно было прийти просто на чай, чтобы познакомиться и обняться. С того момента прошло много времени, я сменила четыре мастерских, но я не отчаиваюсь и верю, что найду свое уютное гнездышко.

 

Первые два года всю одежду я отшивала сама, потом появилась помощница, которая иногда помогала мне шить футболки и толстовки, а в прошлом году волей случая было найдено небольшое производство, состоящее всего из четырех человек, которые помогают мне отшивать бо̒льшую часть брючек и тужурок. Скажу честно, мне было тяжело решиться на то, чтобы доверить кому-либо отшивать мою одежду, но, как и в любом деле, наступил момент, когда ты уже не справляешься в одиночку и нужен тот, кто поможет тебе осилить накопившийся объем работы.

 

Но моими главными помощниками являются мой муж, который верит в меня и поддерживает с самого начала создания NordBird и благодаря которому я занимаюсь любимым делом, и подруги, которые помогают мне на съемках [фотографируют, выступают в роли моделей. – Прим. ред.] или вдохновляют своим образом жизни.

Какими качествами должен обладать человек, который решил открыть мастерскую?

Главное – желание и любовь к своему делу.

Кто выступает в качестве твоего критика? Какой критике вообще доверяешь?

Самый главный мой критик – это я. Если я танцую в сшитой мной вещи, значит, все удалось.

Можешь сравнить себя тогда, когда ты начинала дело, и сейчас – что изменилось?

Когда я начинала, у меня не было определенного стиля в одежде, мне просто был интересен процесс пошива и рождения новой вещи. Сейчас я точно знаю направление, в котором хочу двигаться. Мне важно то, что я шью, важно, чтобы моя одежда не зависела от трендов и сезонов, чтобы была максимально комфортной и при этом функциональной. Я шью то, что сама с удовольствием ношу.

Каковы твои сильные и слабые стороны?

Во мне уживаются две противоположности: любовь к своему делу – и лень. Может, именно поэтому я стою на месте и не могу забраться на гору. С другой стороны, возможно, именно это помогает мне оставаться таким «ламповым» и камерным локальным брендом.

Как ты видишь дальнейшее развитие своей мастерской? Будешь ли ты осваивать и искать какие-то новые формы?

Сейчас у меня этап – без мастерской. Есть шоурум, который располагается в одной творческой питерской квартире, куда можно приехать на примерку. Но мне бы очень хотелось вернуться к формату мастерской, где я смогу творить и принимать гостей. Северный минимализм, одежда, в которой удобно и которая прослужит долго, – вот моя главная идея, которая помогает мне в поиске новых форм и моделей.

Думаешь о расширении производства, коллектива? Возникают ли мысли о представлении своей продукции за границей?

Сначала мне бы хотелось открыть уютный магазинчик, где была бы представлена моя одежка, дополненная винтажными вещицами из разных уголков мира. В дальнейшем планирую открыть сайт, который станет первым шагом к продажам за границей.

Какая концепция искусства тебе ближе: искусство как удовольствие, как образ жизни, как воспитатель людей – или что-то другое?

В первую очередь, я получаю удовольствие от создания одежды, ведь я прохожу все этапы, от идеи до готового изделия. Создавать своими руками что-то такое, что в дальнейшем приносит много положительных эмоций людям, – бесценно.

Я всегда стремлюсь к минимализму в одежде, хочу показать, что монохромность и отсутствие лишних деталей привносит изюминку в создаваемый образ, что это может выглядеть очень стильно и вне времени. Наверное, сейчас, спустя четыре года, я смело могу сказать, что шью в скандинавском стиле – стиле, который базируется на здравом смысле, который меня вдохновляет и к которому я так долго шла. Это лаконичные и при этом удобные и нескучные вещи, которые украсят любого и прослужат вам долгое время.

Этот стиль базируется на здравом смысле, это лаконичные и при этом удобные и нескучные вещи, которые украсят всех и прослужат вам долгое время.

Интервью: Анна Солохина

Фотографы: Мадина Муртазина, Настя Авдонина, Юля Корешилова

Герой: Лена Рахмангулова